Букварь Музыканта (продолжение)

Эта глава, по сути, вытекает из предыдущей. Но здесь я хочу поговорить о вере в себя в более широком смысле. Вы замечали когда-нибудь, что порой одна и та же фраза, сказанная разными людьми, может восприниматься нами по-разному. Если говорящий сомневается в собственной правоте, говоря, что дважды два — четыре, то волей-неволей и мы усомнимся. Наше подсознание считывает его неуверенность, и мы начитаем задумываться: раз говорящий не убеждён в своей правоте, почему мы должны ему верить? Раз он сомневается, значит где-то в глубине души он знает, что в чём-то не прав, и наша святая обязанность определить – в чём именно неправ или лжет нам этот несчастный! И вот, находясь в здравом уме и трезвой памяти мы сами начинаем сомневаться в правильности утверждения, что дважды два – четыре.

И другой пример. Очень уверенный и харизматичный человек спокойно и достойно заявляет, что дважды два – это пять. При этом он даже может привести какие-то аргументы. А может и не приводить. Но мы, считывая его уверенность в себе, понимаем, что этот человек несёт ответственность за свои слова, а значит он может быть прав. Ведь нельзя же находясь в здравом уме и трезвой памяти безнаказанно утверждать вещи, подрывающие самые основы математики! Значит, где-то собака зарыта, а мы просто не знаем — где. И вот мы под влиянием силы личности этого человека начинаем допускать, что при определённых обстоятельствах дважды два действительно может равняться пяти.

Я думаю, принцип всем понятен. В музыке то же самое. Если великолепно выученное произведение мы играем без внутренней убежденности в своей правоте, то никакая публика нам не поверит. И все блестяще сыгранные пассажи не изменят общего впечатления.

 

СОВЕТ: Сначала убеди себя, а потом уже других.

 

Кстати, именно так рождались новые стили и течения в искусстве, когда люди с горячей убеждённостью начинали делать те или иные вещи. Импрессионизм в живописи никогда не родился бы без убежденности художников, что мир собственных впечатлений можно выражать подобным образом, а не только через классические формы. Однако, если вы предлагаете что-то абсолютно новое, и даже вступающее в противоречие с всеобщими законами и представлениями, то будьте готовы, что вас не поймут и даже осудят. Многие великие произведения сначала отвергались публикой, но потом время расставляло всё на свои места. Вспомните хотя бы пример с гениальной 40й симфонией Моцарта, которую сочли буквально провалом, а сто лет спустя, кроме этой симфонии других и не помнили.

Но не забывайте так же и то, что доказывая, что дважды два  — это пять, вы рискуете прослыть эпатажным человеком с плохим вкусом. Так что будьте убедительны там, где это действительно нужно!