Этот пост пишу сейчас как первую реакцию (самую живую, без долгих обдумываний и рационализаций) на пост Татьяны Мажаровой о невозможности слушать классическую музыку в пустых залах.

Как и следовало ожидать, сразу же мнения разделились. Часть людей была согласна и признавала тот факт, что пустые залы — это, как минимум, печально, а как максимум — показатель того, что классическое искусство в нашем городе тихо умирает. Другие напротив — говорили, что предпочитают воспринимать высокое искусство вне толпы, и чем меньше людей в зале — тем оно лучше. (Возможно, если есть в Пензе уникальный Музей одной картины, то пора создать не менее уникальные Филармонию одного слушателя и Театр одного зрителя).

Я, как человек регулярно выходящий на сцену, причем не только с сугубой классикой, но и другой музыкой, могу сказать, что наличие публики в зале невероятно важно для исполнителя. На концерте или спектакле между артистом и зрителем происходит энергетический обмен. И чем больше ты отдаешь «в зал», тем больший ответ тебе приходит, и эмоциональный накал увеличивается. Это легко заметить на концертах рок-групп, когда толпа в едином порыве может выкрикивать слова любимой песни. На концерте классической музыки работает тот же механизм, но на более тонком и глубоком уровне. Музыка, как и театр, призваны достигать глубоко лежащих душевных струн человека, вступать с ними в резонанс, и заставлять звучать. Только при таком раскладе слушатель выйдет после концерта/спектакля с ощущением жизни внутри себя. В противном случае, концерт превращается в банальное прослушивания музыки, которое можно устроить себе и дома во время уборки. Вот тут как раз и пожалуйста — будьте единственным слушателем! И пусть для вас одного играет целый оркестр, поет хор, ставится опера или другое театральное представление. Вы единственный зритель этого действа, которое разворачивается только для вас! Но разве в такие моменты не закрадывается мысль, что столь большой труд должен быть оценен не единицами, и не к одному человеку обращался композитор, создавая свою симфонию, не с одним слушателем дирижёр хочет поделиться плодами своих трудов! Так же и любой другой музыкант и артист должны играть для публики, и только для публики! Так же как писатель не должен писать в стол, а художник складывать свои картины где-нибудь на чердаке, где их посмотрит пара-тройка таких же неприкаянных.

В чем смысл искусства? Я думаю, что его смысл — заставлять людей чувствовать, быть живыми, в этом с такой страшной скоростью механизирующемся и компьютеризирующемся мире. Разве можно сказать, в чём смысл любви, радости, печали, горечи, мечтаний, надежд, страсти… А всё это несёт искусство, и классическое искусство содержит в себе этих «смыслов» гораздо больше. И если музыкант пропустив через свою душу целый мир, хочет поделиться этим миром с другими, а ему в ответ говорят: я не люблю слушать в толпе. Сыграй-ка только мне одному!… Мне этого не понять никогда.

И возвращаясь к вопросу эмоциональной отдачи, хочу привести один простой пример. Этот пример должен быть хорошо понятен людям религиозным. Считается, что когда молитва произносится большим количеством людей, то она имеет во много раз больше силы, нежели, произносимая в одиночку. Так же и на концерте — энергия, создаваемая публикой, «заряжает» не только самого музыканта/актёра, но и саму публику!

Наверное, это всё, что хотелось сказать на эту тему. Но ещё добавлю, что для любого исполнителя количество публики в зале — некий эквивалент его нужности, ценности дела, которым он занимается. И если в зале пять человек, то он понимает, что его искусство особенно и не нужно. А стоит ли им заниматься в таком случае? Ведь в конце концов, это огромный труд подготовить концерт, поставить пьесу, написать книгу…